[sticky post]Нужное
четки, книги
ummu_yahya
Даруль-Фикр

Ан-Ниса

Расскажи мне об Исламе

Мой другой дневник

Малыши в Исламе

Мой фейсбук

Из последнего
четки, книги
ummu_yahya
***
На твердокаменном крылечке
Роднились сосны и гранит.
Вперед толкаются овечки,
Их тихий сумрак веселит.

И, за отчетливо не нашим
Кривым заливом в синей мгле,
Я тот хорошенький барашек
На туристической скале.

Учу язык простых гармоний:
Все это «бя», где нужно «бе».
Мир очарованный, мир дольний,
О чем мне рассказать тебе?

И так знакомо, так прибрежно
К волне волною льнет волна,
Тасбих возносится неспешно,
Уа иннама дунья фана.

***
Сладко бормочет форель, и молодеет олива,
И уродились огромные груши, соседу на диво.
Край неурочных посевов, ростков, вьющихся прямо,
Но несравнимый с садами, ждущими после Кыяма.
Что ж, не всякая весть для всякого адресата.
Может, мой прадед был здесь, часовщиком, пиратом,
Не шестипалым, но ведь и мне не даются созвучья.
Может, он был нашей веры, может, убит в сорок пятом.
Все закончится: эти сосны, эти корни да сучья,
Земля самого синего моря, трава цвета лазури.
Вроде бы надо, но нет, не просится бури.

***
Это не Воронеж, не Краснодар,
Забываешь о борще и гречневой каше.
То, что мы далеко, а потом все дальше, —
В известных рамках касб, или ихтияр.

Родина уж, наверно, поболе нас
Знает о чаяньях тех, кто идет не в ногу,
Кто один выбирается на дорогу.
Ночь, пустыня, сломанный ватерпас.

Родина знает, млеет и ждет в тиши,
Васильки с барашками шепчутся об удоях,
Но звезда не шушукнется со звездою:
То ли винтовка, то ли звенит нашид.

***
Педагогика для домохозяек


Нить для четок плетет паук.
Сытый верблюд открывает рот.
Каждое семя дает всход —
Смотри, что падает с твоих рук.

Где-то в России ложится тень,
Где-то в России живет олень,
Зябнет зяблик, юлит тюлень.

О, как зовет мировая мгла:
«Я тебя выкормила, родила,
Я твоя первая брачная ночь,
Я и сестра, и невеста, и дочь».

Но нас учат терпению, и стыду,
И просить Аллаха, чтоб отвел беду.
Поспевают вишня и карадут.

Вот береза, вот туя и кипарис.
Это булгур, это фасоль и рис.
Орлы летают, овцы прыгают вниз,
Серны смотрят, зайцы едят кору,
Черепашки плавают поутру.

Мы готовы, обучены именам,
Даже освоили устный счет.
Каждое слово дает всход,
Который ты не узнаешь сам.

***
Что от нас останется, узнает земля,
Опавшая хвоя, сброшенная чешуя.
Молоды ли мы, да и мы ли молоды,
Мыли ложки, чашки с краями сколоты-
ми, вот и сохнет посуда, сохнет кожа, сохнут сердца,
Чернила высохли, перья подняты,
Как мы будем ли стары, как были молоты
В мелкую муку, как нас сеяло, как нас веяло,
Как мы спим под пудовыми одеялами,
Спрашиваем себя: что от нас останется, кем мы останемся.

***
Как повторяется эхо «мин айна уа иля айна»,
Как нас ищет знания великого тайна,
Так мы ездили до Нила от самого Рейна.
Миср нас теребит гулким песчаным прибоем,
Синевой, желтеющей с края до края,
И стыдишься сказать: «Я ничего не знаю»,
Хотя правда куда страшнее: «Я ничего не помню».
Расширяются зрачки и пустыни, полные пыли,
Что там такое мы делали, что учили,
Чем отличается нахву от кушайри или хинкала,
Сколько слов я забыла, сколько совсем не знала.
Из всего перечитанного что дается в остатке:
Шорох в канале связи, прочие неполадки,
Шипение буквы «шин», поездки из лета в лето,
Отпадение нуна, айсберги с изафетом.
Кабы раньше учила, помнила бы, но нет же:
Что остается, коль сердце стучит все реже?
Ямбом ли, хореем ли — все некстати,
Не сложить ли мне касыду о шоколаде?
Маалеш, перемелется, станет прахом да илом,
Крахмалом в руках ребенка, что я кормила.
Что нам останется? иншаАллах, что дороже пыли:
Книги, что мы любили,
Гнезда, что вили,
Ночи, что мы стояли,
Дни, когда были несыты,
Буква «мим» в имени незабытом.

* * *
четки, книги
ummu_yahya
То, что спускается мгла, –
Это серьезно, значит, как сажа светла,
Как лазурны вывески на островах,
Как уходят дольние игры и наши дела,
Ночь сменяется ночью, время течет под кровать,
Тетрис кажется новым видом кунг фу,
И тепло уходит, как страхи в твоем шкафу.

И когда спускается мгла –
Это то самое время, когда шелковица бела,
Когда хна не закрашивает седину,
Когда смерч не захватывает синеву,
Когда намаза не прерывает ни сон, ни звонок,
Когда не хватает слов, не хватает строк,
И я смотрю, как побеждает не воин и не знаток.
Только солнце пока не движется на восток.

В остальном побеждает предписанное, вот смотри,
Это тот макабр, который где-то внутри.
Не обсуждай предписанное, не сори,
Наблюдай, как трава горит, как вода не горит.

И я наблюдаю, как идут битвы между врагом и врагом,
Как занимается пламя под сапогом,
Как чего-то сказали там, чего-то сказали тут,
Как в степях и полях лошади воду пьют,
Как мы ждем, что к нам не придут, ничего не дадут.

Сколько раз положил лимон, столько раз положи имбирь.
Сколько раз увидишь врага, столько раз его затакфирь.
Что вы все бормочете, ночь и ночь, север и юг,
Скажи мне, кви боно, я скажу, кто твой друг.

Карты целы, хоть вытерты добела,
Сунна и согласие, даже когда наступает мгла.
Я наблюдаю, как теряются линии и пажи,
Как такие же люди, как мы, не знают, куда им жить,
В краю потерянных поколений, невидимых ран
Как с человечьим лицом встают изморозь и туман
И сиреневые равнины берут ножи.

Египетские сказки
четки, книги
ummu_yahya
Первая сказка

А из нашего окна разливается весна,
Площадь Красная, конечно, даже в полночь не видна.
А из нашего окна светит местная луна.
Где б найти эти обломки, чтобы выбить имена.

Ну же, ну же, кто тут искренний, выходи.
Только не видно, что у тебя в груди.
Может, ты: четки, сто ракаатов в ночь Бараат?
Может, ты: икрам, хинкал, виноград?
Может, ты: на ветру трепещет никаб?
Где же ты – настоящий искренний раб?

***

Гламурные девочки лечатся лишь пыльцой.
Мисрийский месяц смотрит вниз с хитрецой,
Рожки выставил, как молодой бычок.
Скроллю древних троллей, не, ну а чо,
Про Египет писали тролли русских полей.
Странно читать мертвых, аузубиЛлях,
Жаждущих стать землей.

***

Талиб тратит на чтение примерно десять часов,
Рано ложится, пьет манговый сок.
Где ж взять время на чай с печеньками и фейсбук?
Нур золотится, отсвечивает от книг,
Отсвечивает от рук.

Корица пахнет как кофе на молоке...
четки, книги
ummu_yahya

5.

Ане (Муслиме)

Корица пахнет как кофе на молоке,
Лавровый лист – бабушкиным бульоном,
Пряности говорят со мной таким тоном,
Как будто не поздно, пирожное сокрушая,
Второй раз поплескаться в той же реке,
Река холодная, странная и большая.

Я пишу про то, что самой знакомо,
Что-то такое про образ пути и дома,
Это шарх к моему сердцу, сказкотерапия:
Как пьем чай, сдерживаясь и робея,

Как колобок прикатился к ужу и ежу.
Что сработает, даст пищу для перемены,
Что заденет временные мембраны?
Может быть, садака, может быть, тахаджуд.

Хорошо, что есть крепости и твердыни,
Что шумит море, что платье нужно до пола,
Что намаз в начале времени – лучшее дело,
Что всему находится слово да имя.

Давно надо было его тоже сюда, но все руки не доходили... На сайте давно висит.

Ан-Ниса
четки, книги
ummu_yahya
Теперь я пишу на сайте Ан-Ниса. Добро пожаловать! У нас суннитский сайт - о мусульманках для мусульманок.

4.
четки, книги
ummu_yahya
М.

Когда ты окутана, как ретушью, туманом, росою, халем
этой каменной колыбели, город светлый, как молоко,
как таравих, как ифтар и не наши печали;
кыз кардеш, время столько перемололо,
перемелется то, что прочней камня и стали, —
станет мукой, станет облаком и рекой.

Это все пройдет, как проходят волны, ночи и луны,
как десятый салям каждый таравих.
Кожа становится тоньше и плотнее — туманы,
ветреней становится каждый стих.

Каждое наше слово — это цветок для расчета,
маета, суета сует, пашня для ахирата,
каждое слово — оговорка или забота;
когда замолкает речь, мы не порождаем смыслы,
вот мы молчим, пока с корабля убегают крысы.

Мы молчим, и над нами орлы, за нами — шакалы.
Мне бы сил, сестра, я бы дольше молчала,
прерывалась бы для намаза и для урока
и статьи сдавала бы раньше срока.
Но не статья сдается, а плоть, я прошу отсрочки,
сыплю кардамон, закрываю ворд и не ставлю точки,

и на чай приходят женщины в черном, как ночные птицы,
пахлава строит мне глазки, и чай дымится,
говорят гости, играют дети, горят экраны.
Они горят о том, как нет покоя и перемены,
как читают таджвид, как не заживают раны,
на ифтар азан, на сухур барабаны.
Даже в пост длится речь, женская и мужская,
и о берег тихо бьется вода морская,
и встречаем магриб, радуясь и отпуская.

Почти туристические фото
четки, книги
ummu_yahya
ддд1

ддд2

ддд3


Один день мусульманки в Стамбуле
четки, книги
ummu_yahya
Давно хотелось сделать пост в стиле "один мой день". Но кормить троллей (день русской мусульманки) совершенно ни к чему. Поэтому только в своем журнале.

Я живу в Стамбуле, редактирую разные тексты, учусь и замужем (альхамдулиЛлях). Муж в этом дне не фигурирует исключительно потому, что уехал в сафар на нашу печальную родину.

1

Надо прибавить час, потому что когда-то время перевели, а подкрутить стрелки недосуг. За окном солнечный район Фатих.

2

Первым делом ставлю кофе и включаю компьютер.

3

Всего сорок одна картинкаCollapse )

Розы
четки, книги
ummu_yahya
2

В глухих переулках растут розы. Стены каменные, иногда камни просто набросаны, не скреплены. Удивительно, что такая деревня дышит внутри большого мегаполиса. Ходят слухи, что Фатих будут сносить. Ну старье, конечно, да, лучше жить в других домах. Но что-то уйдет. И как они будут сниматься с места - с этими розами, матрасами, горшками...


?

Log in